21:55 

(Не)последняя сказка на эсперанто

Simply~Mad
тролль, лжец, ни в чем не спец, на дуде игрец, органический пиздец.
— А расскажи сказку!
Мальчик повернулся на другой бок и уставился на черноволосую женщину, чье лицо слабо освещалось желтым пламенем свечки.
— Сколько можно? Я тебе их уже триста за сегодня рассказала.
— Ну пожалуйста...
Женщина отложила крючок и кружево и пересела на кровать к ребенку.
— Ну ладно. Последнюю на сегодня — и спать! Жил да был один натуралист...
Мальчик улыбнулся и устроился поудобней, свернувшись клубочком...

— Жил да был один натуралист, и звали его Базиль. Жил-поживал, как все люди это делают: цветы изучал, копался в определителях, читал книжки по ночам, а под утро любил гулять и слушать, как поют соловьи. И встретил он как-то в такое летнее утро красивую девушку и полюбил ее. И она тоже его полюбила, но плохо понимали они друг друга, как будто бы на разных языках разговаривали, слушали друг друга, но не слышали. А потом случилась с натуралистом страшная беда — из-за непонимания этого подвинулся он рассудком, решил стать мореплавателем, и во время грозы погиб в море. Что делать, такое случается, когда человек не на своем месте находится... Погиб Базиль, но не совсем — спас и оживил его колдун-Доктор.
— Колдун-Доктор? Это как? - выпучил глаза мальчик.
— Ну, такой доктор, который из-под земли из ниоткуда появиться может, шуму наделать, а потом исчезнуть неизвестно куда остроумным способом.
— А кого он лечит?
— Кого захочет, того и лечит... Словом, спас он Базиля. Хоть и был теперь он мертвецом, холодным и желтоватым, однако ходил, разговаривал и думал никак не хуже живого! И стали они тогда с Доктором по всем мирам путешествовать. Навидались они всякого: и в небесах они летали, и со змеями огнедышащими сражались, и с морскими чудовищами, и клады потайные искали, но чего нужно было, все равно не находили. А надо было Доктору найти священный воздух. Никто не знает, какой он: свежий или затхлый, теплый или морозный, необходимый или необязательный...
— А зачем?
— Опять меня перебиваешь? - нахмурила брови женщина, - Ну, этого тоже никто не знает. Доктор на то и колдун, что все помыслы его непонятны для людей. Даже для мертвых. И вот так они путешествовали, и всякие у них были приключения — и веселые, и страшные — но в какой-то момент Базиль от этого устал.
«Ты был хорошим другом, Доктор, - сказал он, - но больше я не хочу помогать тебе. Я хоть и мертвец давно, но тоже устаю.»
«А чего же ты хочешь? - удивился Доктор.»
«Я хочу помогать людям. Хочу быть полезным.»
«Ты помогаешь мне!»
«Но разве ты человек? - спросил Базиль, - И потом, мы все ищем что-то, о чем даже ты имеешь смутное представление, и, конечно же, не находим... Спасибо тебе за все, что ты сделал для меня. Но моя душа осталась на дне моря, и нельзя, даже в самых захватывающих приключениях, чувствовать себя даже наполовину живым, если находишься далеко от него. Прощай.»
«Прощай, - грустно ответил Доктор, - Пускай тебе повезет.»
И тогда отправился натуралист к тем берегам, где когда-то затонул его корабль.

А у тех берегов, на самом-самом юге, жила девушка-партизанка. Много всего она повидала в своей жизни: и войну, и гибель друзей, и любовь, и одиночество... Однако ни единого седого волоска не было на ее голове, и сама она была крепкая, как камень. Умела красиво петь она и храбро воевать, но злую шутку сыграла с ней ее каменная броня. Слишком долго держала она взаперти свои песни и пламенную душу, так что однажды лопнули каменные доспехи, прорвался наружу ее внутренний огонь, и заполыхало все вокруг. Загорелся ее дом, ее одежды, сама земля вокруг занялась пламенем! Так испугалась она, что мигом выскочила из горящего дома наружу, да что толку? Пожар-то в ней самой! Закричала она от страха, побежала к морю и бросилась в воду в надежде его погасить. Но и это не помогло! Камень-то ко дну тянет, и так просто от него не избавишься... А вода вокруг нагревается, закипает от этого пожара.
«Помогите!» - крикнула она проплывающим рыбам, да разбежались рыбы, испугались огня под водой.
«Помогите!» - крикнула она дельфинам, но слишком веселы и беспечны были дельфины, прострекотали ей что-то в ответ и умчались прочь.
«Помогите!» - крикнула она придонным крабам, но они, неповоротливые, со своими толстыми панцирями, словно даже не услышали ее.
Стала партизанка тонуть.

А на берегу в это время сидел наш Базиль... Он уже какое-то время жил, что называется, в свое удовольствие. Устроился он работать спасателем на водах: и к душе своей поближе, и людям помощь. А главное, такой из него отличный спасатель вышел, потому как сам он уже затонул, и еще раз сделать этого никак не может! И он-то уж точно знает, на какой глубине люди тонут, и как их вытаскивать нужно, и как от злых подводных чудищ их защитить. Не по наслышке знает. И вдруг слышит он: из-под воды кто-то зовет на помощь. Он ринулся в море, но никого не увидел. Заплыл он поглубже, где вода темнее и медленнее — страшновато стало Базилю. Но кричит кто-то еще глубже. Нырнул он дальше, в полнейшую черноту — ничего не видно, холодно, кромешный ужас окутал его — но вспомнил он, что уже тонул когда-то, и ему, мертвецу, это уже ни по чем. Проплыл немного и увидел тонущую девушку. Подхватил ее на руки и стал тянуть на поверхность, но каменная оболочка совсем отяжелела и так трудно поднималась... Взглянул в отчаянии Базиль ей в лицо — и узнал ее! Это была та самая девушка, которую полюбил он много лет назад. Словно стрела пронзила насквозь мертвое тело Базиля, и как безумный поплыл он к поверхности — быстрее, чем рыбы, быстрее, чем дельфины, быстрее, чем самые крошечные морские существа. Выплыл он с партизанкой на руках, но было уже поздно. Внутри нее была лишь соленая вода.

Долго пытался он привести ее в чувства, применяя все новейшие методы спасения утопающих... Звал на помощь Доктора... Но ничего не помогало. И тогда, на виду у всех, он крепко обнял ее и заплакал сам. И когда горячая слеза из его холодных глаз упала на ее кожу, вдруг снова зажглась искра, оставшаяся от того пожара в ее душе, и открыла глаза партизанка.
И так лежала она в его объятиях, долго, до самого захода солнца. А когда солнце зашло, она подняла руку к его лицу и сказала "Спасибо".
Так оторопел Базиль, что замер совсем, но объятий не разжал.
«Я люблю тебя», - прошептала девушка синими губами.
«Ну что ты! - рассмеялся Базиль, - Разве можно любить мертвых? Я же мертвец!»
«А я?.. - тихо-претихо спросила партизанка»...

— И они жили долго и счастливо потом, да? Да? - снова перебил мальчик, заерзав на кровати.
Женщина едва заметно усмехнулась:
— Ну, сказка-то еще не закончилась...
— А в конце ведь стали жить долго и счастливо?
Мальчик даже открыл рот от нетерпения, чтобы узнать, хороший ли конец у этой сказки. Черноволосая женщина поправила выбившуюся прядь и строго взглянула на ребенка — так, словно сама хотела узнать от него ответы.
— Ну, а ты как думаешь, малыш: стали два покалеченных мертвеца после этого жить долго и счастливо?
— Ого! - расплылся в улыбке мальчишка, - Еще как! Дольше и счастливей всех!

@темы: tristaj kantoj en Esperanto, проза(к)

URL
Комментарии
2015-07-31 в 10:15 

Эльфена
Whenever it comes my friend, follow to Neverland (с)
:hlop:

   

ИДЕЯ НЕСУДЬБЫ И ПРИНЦИП БЕСПРИЧИННОСТИ

главная